Пресс-центр


Все публикации

Человек должен быть уверен в будущем

22.12.1999

На днях в столичном Доме журналиста представляли книгу публициста Павла Гутионтова "Судьба барабанщиков". Вместе с портретами сотни с лишним политиков на ее страницах оказались и два бизнесмена. Один - суперскандальный "суперолигарх". Ему ироничный автор вслед за ехидным эпиграфом посвятил просто пустую страницу.

Второй - для широкой российской публики пока не слишком известный и уж никак не связанный со скандалами президент самарского банка "Солидарность" Михаил КАЛМЫКОВ. Он в этой книге, как и его знаменитый тезка Михаил Горбачев, стоит не в алфавитном порядке, особняком.

Почему в череде политиков выделен первый президент СССР, - объяснять, похоже, не надо. Почему самарский банкир?.. Потому что, будучи и по принципам, и по складу человеком неполитическим, он, тем не менее, помог издать, мягко скажем, небесполезный для дорогих россиян "Краткий курс политической истории современной России в портретах и наблюдениях".

Вот с этого - с книги, с текущего момента, с Горбачева и "олигархов" - и начался наш разговор.

 

- Михаил Павлович, ваша библиотека считается чуть ли не самой большой в Самаре, причем это библиотека не "для мебели" - она по-настоящему прочитана. Но ваши читательские пристрастия, насколько я знаю, лежат в стороне от крутых политических троп. Тогда почему вы вдруг выбрали и поддержали книгу именно о политиках?

- Я о политике тоже, конечно, читаю. Вот, например, недавно племянник прислал мне из Москвы записки Каплан. Хотя, в общем, вы правы: со студенчества, когда только начинал собирать книги, больше всего любил первые сборники поэтов - за искренность, безыскусность. Мы, кстати, и с губернатором Константином Титовым еще в студенческие годы сдружились во многом, так сказать, на почве увлечения книгами. Собирать-то тогда уже мода пошла, мы же "еще и" читали книги.

Что же касается книги Павла Гутионтова, то мне сегодня представляется для всех нас крайне важным внимательно разобраться, что мы должны с собой взять в двадцать первый век, а что - оставить в уходящем. Может быть, для моих пятидесяти пяти это звучит несколько по-юношески, но поверьте, это правда: я не хочу больше стыдиться за свою страну. В личном плане я в жизни добился немалого - материальной свободы, возможности заниматься тем, что мне интересно, уважения тех, кто мне небезразличен... И сейчас, на этом этапе жизни, кроме благополучия, успехов родных, близких, самое большое удовлетворение мне принесло бы ощущение того, что люди вокруг приближаются к достойной жизни. Что я и такие, как я, добившиеся успехов, могут им в этом помочь. Книга, в которой я поучаствовал, помогает понять, какой багаж нам не нужен. И в этом смысле мне все равно, где она вышла - в Самаре, Москве или Твери. Главное, в этой стране и для этой страны.

- Вы и вправду считаете, что с началом века Россия способна войти в какое-то новое измерение?

- Я уверен, что иного нам не дано. Вернее, если дано, то это очень уж грустно - и для нас, и особенно для наших детей.

- Но последние десять-пятнадцать лет принесли людям столько утрат, разочарований, что очень многим кажется - разбирайся не разбирайся, взвешивай не взвешивай багаж прошлого - ничего хорошего впереди уже не ждет...

- Поверьте, я, человек из реального бизнеса, хорошо знаю, что в нем происходит. Знаю лично людей, о которых принято говорить: если вы поздоровались с ними, проверьте, все ли пальцы у вас на месте. И я лично по-человечески предпочитаю оказываться рядом с ними в крайнем случае лишь на страницах одной книги. Но главное, отдаю себе отчет в том, что без концентрации капитала, без жизни по разумным правилам, в том числе экономическим законам, мы никогда бы не вырвались оттуда, где прозябали долгие десятилетия.

- Вот именно: по правилам... Но что это были за правила?

- На самом деле жизнь мудрее нас. Я, например, считаю себя человеком реализовавшимся, а стало быть, успешным - практически все из всерьез задуманного мне пока удавалось. Но я никогда не участвовал в переделе бизнеса, собственности в том смысле, в котором это представляется якобы неизбежным сегодня. Я не рвал никого на части.. И хорошо себя чувствую.

- Ваша научная деятельность была успешной ?

- По тем временам Госпремия по науке и технике - аттестация более чем серьезная. И направление было перспективное - в Куйбышевском политехе я работал на кафедре вычислительной техники. В информационно-вычислительном центре, которым я руководил, мы разрабатывали уникальные автоматизированные управленческие системы. Процессы управления интересовали меня и в науке, и в бизнесе. К тридцати с небольшим годам - больше двух десятков научных работ и патентов...

- Тогда что же, деньги?..

- Нет, просто я не чувствовал, что могу реализоваться полностью. Работы, часть из которых будет пылиться вечно, студенты, которых распределяют для галочки, - мы забыли это счастливое время гораздо быстрее, чем праздничные заказы три раза в году. А Горбачев лично мне дал свободу решений и действий. Но это было время, которое я сейчас вспоминаю, почти как детство. Представьте: мы начали с шампиньонов...

- В каком смысле?..

- В гастрономическом, в каком же еще. Мой племянник Андрей учился тогда в аспирантуре второго "Меда". (Сейчас он, кстати, руководит представительством Самарской области при российском правительстве, вице-губернатор, так что и ему шампиньоны не повредили). Он мотался на "Запорожце" по Подмосковью, покупал и переправлял споры в Самару. А я там устроил теплицу в бомбоубежище: в пять этажей ящики с рассадой. Был и агротехником, и грузчиком - все делал сам своими руками. Однажды за крюк зацепился случайно ремнем, повис, шланг из рук вырвался, в лицо химраствором хлещет, ни до кого не докричаться... Как тогда удалось "сорваться с крючка", сейчас не представляю. Вот это азарт был! Вот это был бизнес! Мы продавали свои шампиньоны на круизные волжские теплоходы, которым были отпущены крупные средства, а деликатесов остро не хватало. Рентабельность зверская!

- Вы азартный в бизнесе?

- Нет, разумеется. Я все время считаю. И поэтому мне довольно редко приходится исправлять ошибки. Во мне, видимо, крепко засел математик. Это мне помогало и когда от грибов я перешел к вещам более сложным, серьезным - программированию, проектированию, строительству, к новым схемам взаимодействия кооперативов и госпредприятий.

- А тем более, видимо, в банке, с финансами?

- Да, финансовые потоки к девяносто пятому году стали такими, что ими надо было уже заниматься всерьез. Мы взяли банк "Солидарность" - аграрный, дышавший на ладан. И очень быстро переключили его на обслуживание нефтепромышленного комплекса области - таких солидных предприятий, как "Самаранефтегаз", Новокуйбышевский и Куйбышевский НПЗ, "Самаранефтепродукт". "Солидарность" стала уполномоченным банком АО "НК ЮКОС" в Поволжье и администрации области... Всего за год нам удалось выйти за узкокорпоративные рамки и начать работать с международным аэропортом "Самара", "Волгоаэронавигацией", "Авиакорремонтом" и массой других крупных клиентов.

- Вы не играли во все те "игры", которые привели крупнейшие банки к тому, к чему привели?

- У меня в "Солидарности" много талантливых, молодых менеджеров, у них всегда масса идей.

Возможно, поэтому мне не раз приходилось повторять фразу:

"Играть надо не в банке, а в казино. И желательно на свои." Нашей стратегией все это время была поддержка промышленности, науки. До 70 процентов наших кредитных вложений приходится на материальную сферу. И поэтому из августа 98-го мы не просто нормально вышли - мы вошли в тридцатку самых крепких российских банков. Нашим принципом всегда было не играть ни своей, ни тем более чужими судьбами. И поэтому в драматическом 98-м мы выплатили дивиденды частникам банка.

- Михаил Павлович, до 98-го года крупные банки, возглавлявшие их "олигархи" долго играли в политике свои крупные партии. Пусть в других масштабах, но банк "Солидарность" политически ангажирован?

- Убежден, серьезному банкиру надо соблюдать политический нейтралитет. Он должен уметь честно работать с той властью, которая есть. Даже если в чем-то с ней не согласен. Но если у меня нет сомнений насчет того, что Самарская область движется в правильном экономическом направлении, плоха ли такая "ангажированность" властью? Думаю, российским предпринимателям еще только предстоит учиться настоящей ангажированности и настоящей большой политике.

- То есть, вы хотите сказать, что с властью у вас конфликтов никогда не было, а в связи с надвигающейся "внешней угрозой" и подавно не будет. Неужели, скажем, с губернатором у вас, хотя вы и друзья, разногласий не случается?

- Ну почему не случается... Года два назад я сказал Константину Алексеевичу, что из нашей "подсолнечной" области семечки почти даром вывозят, продают за границу по мировым ценам, а потом мы для своего же жиркомбината масло втридорога подсолнечное покупаем. Предложил ввести пошлины. Но губернатор у нас человек последовательный: экономическими методами надо, говорит. Я ему: это грабеж, а не экономика. Он - на своем. Пришлось в прошлом году урожай заранее, на корню, весь купить. И жиркомбинат, который входит в холдинг "Солидарность", не в последнюю очередь из-за этого увеличил свое производство в шесть раз. Но довольны остались, кажется, оба.

- Вас послушать, Михаил Павлович, так у вас вся жизненная дорога в розах. Неужели не было неудач?

- Разумеется, были.

- И как вы их переносите?

- С оптимизмом. Извлекаю уроки.

- Бизнес сегодня жесток. У вас были в нем человеческие утраты, вас предавали?

- Случалось.

- Чем вы отвечали?

- Переставал работать с этими людьми.

- В душе прощали ?

- Не судите, да не судимы будете.

- Для вас в человеческих отношениях главное?..

- Верность, надежность. У меня старший брат был десантник, так я мальчишкой за его спиной горя не знал. Может, оттуда. Я чем дальше от дома бываю, тем больше стараюсь, чтобы мое присутствие ощущалось. Даже из другой части света стараюсь позвонить, чтобы пожелать им спокойной ночи. У нас так заведено. И мне нравится, что и дочки так же к жизни относятся. Они, как и я, особенно младшая, богаты друзьями.

- Новый век наступает. Чего бы вы пожелали в нем себе и своим близким людям?

- Близким... Моей младшей дочери двадцать два года. Она - в меня, барышня очень целеустремленная. Так что ей, как и всем другим близким, - достижения целей, желаний. А себе?..

Это, возможно, сегодня покажется странным. Но для меня это так: иметь наконец возможность гордиться своей страной. В остальном у меня есть все или почти все.

Владимир МАКСИМОВ

Самара-Москва

© 2001—2021 АО КБ «СОЛИДАРНОСТЬ» Генеральная лицензия ЦБ РФ №554 от 14 июля 2017 г.
Информация о процентных ставках по договорам банковского вклада с физическими лицами
Раскрытие информации профессиональным участником рынка ценных бумаг
Cписок лиц, под контролем либо значительным влиянием которых находится АО КБ «Солидарность»
Реорганизация АО КБ «Солидарность»
Клиентам КБ МИА (АО)
Информационно-просветительский портал Банка России «Финансовая культура» - внесудебное банкротство

«Акционерное общество коммерческий банк «Солидарность» также всю информацию раскрывает на странице в сети Интернет ООО «Интерфакс-ЦРКИ» – информационного агентства, аккредитованного ЦБ РФ на раскрытие информации.